недеља, 23. септембар 2018.
 Ћирилица | Latinica

Нови број

Тема: Светска економска криза и Србија (II)
Банер

Претходни бројеви

Банер

Пронађите НСПМ на

&

Нове књиге

Банер

Едиција "Политички живот"

Ђорђе Вукадиновић: Од немила до недрага

Банер
Банер
Банер

Часопис НСПМ или појединачне текстове можете купити и у електронској форми na Central and Eastern European Online Library

Банер
Банер
Почетна страна > НСПМ по-русски > «Небольшие разногласия среди друзей», или коварное нападение на сербско-русские отношения?
НСПМ по-русски

«Небольшие разногласия среди друзей», или коварное нападение на сербско-русские отношения?

PDF Штампа Ел. пошта
Джордже Вукадинович   
уторак, 02. септембар 2014.

Изначально казалось, будто это очередное продолжение ежедневной политической мыльной оперы между Сербской Прогрессивной Партией (СПП) и Демократической Партией (ДП) о том, кто из них является более крупным вором и кто больше разрушил государство. Демократы настаивали на определении контракта с компанией Этихад, из Объединенных Арабских Эмиратов, и требовали, как можно скорее, объявить контракт о продаже ЮАТ, пока прогрессисты, в ответ на это, приводили пример «желтых» преступлений.

В этом контексте, немного неожиданно, среди стольких потенциальных «кандидатов», НИС стал главной темой. Расследование о продаже компании НИС изначально объявлено в пресс-релизе СПП, затем официально от МВД и наконец, подтверждено из уст самого Премьер-министра в среду 13-ого августа. «Счастлив ли я, из-за того, что кто-то сделал прибыль в размере 500 миллионов долларов на нашей нефти и нашем газе, а мы в итоге получаем дивиденду в 29 миллионов», сказал Вучич и добавил, что было бы хорошо, если бы можно было «сделать пересмотр договора о продаже НИСа». А повторил он это и на следующий день, 14-ого августа на уже всем известной пресс-конференции, посвященной контракту с Этихадом: «Мы не довольны и мы будем решать это с господином Путином и господином Медведевым», вновь упомянув низкие дивиденды, прибыль НИСа, основанную на сербской нефти и газу, а также не забыв про «самую низкую минеральную арендную плату в три процента».

Тем же поводом, на вопрос (который, кстати, не имеет ничего общего с темой конференции) направил ли посол Российской Федерации угрозу, сказав, что Сербия, в случае объявления санкций против России «выстрелила бы себе в ногу», Вучич ответил двусмысленно: «Сербии никто не угрожает. Мы маленькая страна, но страна, которая стоит за свою целостность и идентичность, и я уверен, что у господина Чепурина не было плохих намерений. И добавил, что Правительство и лично он, «пользуются большим уважением русского президента Владимира Путина и премьер-министра Дмитрия Медведева» (Дж.В.).

Я не в состоянии судить о размерах этого «большого уважения», но факт о том, что уже на следующий день, в пятницу 15-ого августа прозвучали слова посла Чепурина, который достаточно недвусмысленно и прямо сообщил, что «решение о расследовании приватизации НИС представляет полную неожиданность и для общества и для русского совладельца НИС – Газпромнефти». Почему именно русско-сербская компания? Почему пять лет после приватизации? Почему именно сейчас? «Газпромнефть» безупречно соблюдает и уважает все договоренности. Они открыты. Все открыто. То же не скажешь про другие соглашения между компаниями других стран. Почему под следствием оказалась компания, которая встала из пепла и без помощи сербских налогоплательщиков выдвинулась на мировой уровень? Она наполняет бюджет Сербии с более 14 процентов, а это значит 1,2 миллиардов евро. Сегодня НИС без сомнения, самая успешная компания в Сербии» - сказал Чепурин в интервью для Политики и этим в основном только более открыто и резко повторил аргумент, который в обществе часто высказывают Кирилл Кравченко и управление НИС. 

В конце, Чепурин выразил уверенность в светлом будущем сербско-русских отношений, оградившись и отметив? «Нет никаких разумных причин для того, чтобы наши отношения ставились под вопросом. Если, конечно, действовать в своем, сербском и русском, а не в чем-либо еще, интересе» (курзив Дж.В.)

Намек был слишком ясным и прямолинейным, чтобы обойтись без реакций «сербского верха», т.е. кабинета премьер-министра. Уже в субботу СМИ сообщили, что посол и премьер-министр встретились и пришли к выводу, что «ничего не может поставить под угрозу сербско-русскую дружбу» – и обменялись несколькими вежливыми дипломатическими фразами в одинаковом стиле. А о том, что было сказано за закрытыми дверями, можно только догадываться.

Удалось ли после чрезвычайной встречи на выходных с послом Чепуриным действительно решить проблему, или дело только временно уладили дипломатическим путем – до следующего раза? И Вучичу и российской стороне, по разным причинам, выгодно верить, что следующий раз не понадобится. Однако, после всего этого, остается ряд неопределенностей и оправданных вопросов, которые, в конце концов, и русский посол достаточно четко перечислил. 

Тем более, не впервые глава Правительства, таким образом, занимается НИС – значит, исключена возможность, что речь идет об оговорке или случайном «походе». И в начале апреля этого года, снова, как-то «по пути» и достаточно невнятно, говоря о реформах государственных предприятий (кстати, НИС не является никаким «государственным предприятием», Сербия, как государство, имеет в нем определенный процент собственности) Вучич был еще более явным: «Мы хотим свои деньги… Двадцать девять процентов НИС – наши деньги и моя должность взять эти деньги для народа… Теперь мы будем по-другому разговаривать. И с НИС и со всеми остальными».

Ели не обращать внимания на не совсем приятный тон и интонацию, то в принципе, нет ничего плохого в желании, чтобы государство получило большую долю и больше денег в государственную казну. И провести расследование возможных нарушений и злоупотреблений, если они есть. Вернее, было бы нечего критиковать, если бы было показано похожее усердие и в других гораздо более радикальных случаях.

Вспомним, например, что американской компании «Ю-Эс стил» продали «Сартид» за 23 миллиона долларов, примерно столько стоили обнаруженные запасы в кругу завода. В то время как 1,7 миллиардов долларов задолженностей превратили в государственный долг, который взял на себя государство (об этом Слободан Антич написал исследование). А когда нам, после того, как потратили запасы, переделали расходованные вагоны и танки и в 2012 году возвращали («за доллар»), Сербия вновь обязалась выплатить еще 40 миллионов на счет в это время накопленного долга.  

История о компании ЮАТ также является особой темой. И та о «ФИАТе» и « Заставе» тем более. Во всех этих случаях Сербия берет на себя долги в несколько сотен миллионов евро, и, прямым или косвенным путем, несколько сотен миллионов евро вкладывает в новое предприятие. Ничего похожего не сделано в деле компании НИС, которая взята в уже «виданном состоянии», со всеми неопределенностями, избытком рабочих и скрытыми долгами.    

Но здесь речь не о НИС, а о кое-чем гораздо покрупнее и поважнее – об отношении к России и попытке ослабить ее экономическое и политическое присутствие в регионе. Потому что, о чем бы тут не говорилось, то есть либо это скрытое намерение подорвать отношения с Россией, или «всего лишь» поверхностная дневная политическая попытка отвлечь внимание от неприятностей, в которой нашлись из-за спорного контракта с Этихадом, последствия в одинаковой мере разрушительны и процесс столь же скандальный.

Даже если речь о втором варианте – то есть, внутриполитическая борьба с оппозицией и способ немного сократить крылья в парламенте Борку Стефановичу, слишком взлетевшему, зря травят общественное мнение, распространяется русофобия и с верха государства передается поручение будто «снова, что-то не так с этими русскими».

Главным ресурсом России в Сербии и лучшим защитником сербско-русских отношений не является НИС (каким бы он респектабельным не был, и, несмотря на то, насколько бы он мог быть лучше использован для этой цели), наоборот спонтанное и широкое прорусское настроение так называемых «обычных людей», которое пережило все режимы и эту открытую или прикрытую антироссийскую пропаганду. Вучич это отлично понимает, а знает и то, что его избиратели – пока еще – принадлежат этому корпусу. И поэтому, вербальным путем балансирует и рассказывает о «вековой и неразрывной» дружбе с Россией, пока одновременно, уже автоматически приравнивает «западных и восточных друзей», но перед первыми он чрезмерно покорен, а перед вторыми неуместно высокомерен. И к тому, ему и в голову не приходит бурно требовать от первых обзор подписанных соглашений.

Почему премьер-министр не сказал, что с итальянским президентом и премьер-министром попытается изменить («хороший, но дорогой») контракт о «ФИАТе»? Или с «друзьями из Эмиратов» исправить «прекрасное» соглашение с Этихадом? Почему не объявил энергичное расследование о продаже «Сартида», хотя ранее «успокоив» американскую сторону, как такое расследование «не направлено против них»? (А только против «внутренних воров», то есть их местных партнеров, с которыми они договаривали дело.) Почему бы он не сказал, что попытается у Ангелы Меркел (которая его, конечно, «очень уважает») вызвать изменение немецких позиций в связи с Косово? Или, по крайней мере, чтобы они перестали нас шантажировать «на европейском пути», Санджаком, Воеводиной, изменением конституции, примирением с косовским местом в ООН?

Тогда мы могли бы, может быть, признаться, что речь идет об искреннем «экономическом патриотизме» (хотя он вряд ли может быть совместим с этой объявленной распродажей всех оставшихся экономических ресурсов). А так, боюсь, что речь будет о менее прикрытой экономической и политической оккупации. А может быть даже и о хищной попытке сделать прибыль и заработать на данной русской беде и горести. Но так друзья не делают. Не говоря уж о том, что друзья и то и другое, и добро и зло, запоминают и таким же образом отвечают. 

 

Остали чланци у рубрици

Од истог аутора

Анкета

Да ли мислите да ће Србија до краја године прихватити „правно обавезујући споразум” са Приштином?
 

Република Српска: Стање и перспективе

Банер
Банер
Банер
Банер
Банер
Банер